?

Log in

комариная · безделица · в · зените · ныла · и · звенела

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Для удобства населения и в целях самоопределения вывешиваю верхний пост. Моя «комариная безделица» полна всякой пестрой ерунды, организующей частную жизнь провинциального филолога-преподавателя.
Тег работа не волк чаще всего рассказывает, как я учу студентов истории и теории литературы.
Про то, куда езжу и что я там делаю, - игра в города.
Особняком – Киев. Мое слабое место.
И еще одно особняком - Флоренция. "Зачем же ты, печаль моя, Тоскана, / Целуешь мой осиротевший рот?"
Про то, что я читаю, - тег из книг (рецензий не пишу, чаще – яркие цитаты).
Теги музыкальное, концерт Земфиры в Москве , театр, встреча с писателем и всякие СМИ названы говоряще.
Если видишь на картине - про изобразительное искусство. Тут я потребитель. Но иногда беру уроки рисования, главное в которых – процесс и разъяснения моего учителя.
Про кино – и приглашал всех нас в синематограф.
Конфетти и случайности объединены в беспорядочное.
Хронотоп разбит: время - отдельно, пространство - отдельно.
легче птицы-легче стрел - о том, что вижу и слышу во время велогуляний. Главное слово тут – «велогуляний». Хорошо, что изобрели велосипед.
русский для чайников – заметки про тех, для кого русский язык – родной, но осваивается он ими как иностранный. Не мытьём, так катаньем.
светильник разума угас доказывает, как много Кафки в быту.
сестра – это Аленка. Она у нас старшенькая.
Гошка – это наш кот, любимый и избалованный.
учителя – те, кому я обязана лучшим во мне.
"Жить весело и страшно" - краткое содержание текстов, собранных в я б летал себе по небу наподобие орла.
Марта - наша собака, которая жила с нами в прошлом веке.
Образы Италии - как Муратов называл «Рождение Венеры» «не только лучшей из картин Боттичелли, но и лучшей из картин на свете», так я лучшей из книг на свете называю «Образы Италии» Муратова.
Тег библиотека рассказывает про нашу не вавилонскую, но областную библиотеку, которую все традиционно зовут Ленинкой. И в ней со мной происходило и происходит много прекрасного.
подсолнух знает всё об обратной стороне моего сердца парка.
Тег седин дряхлеющей вселенной - о музее, изучающем исторические кладбища Тулы и окрестностей.
моя родословная - с чего все началось, страх и трепет.
трамвай - "аквариум в Господних руках".
Такие вот пустяки. Метки, кроме того, все время перехлестываются. Перед приличными френдами бывает неудобно, но концепция журнала от этого не меняется.
* * *
Из детства осталась привычка забираться с книжкой в конце дня под одно или два одеяла, прятаться в этом домике и воображать, что другого мира вовсе нет.
Сегодня через весь город ехала в трамвае с широкими окнами на мамин концерт. Светило солнце, ветер поднимал пыль, старушки торговали черемшой и нарциссами. Настоящими нарциссами. А я зачем-то купила маме хризантем.  Мой город, если смотреть на него через трамвайное окно, милый и старомодный. Другие окна, мне кажется, ничего такого не показывают, здесь главное – добраться до цели, а какое пространство ты преодолеваешь при этом, значения не имеет. Ничего не значат ни пыль, ни нарциссы. Но если так, то зачем целый год тосковать по апрелю?
* * *
Пятница. Начало пятой пары. Четыре часа вечера. Мы со студентами, пришедшими на литературу после физ-ры, в светлой аудитории с широкими окнами. За окном мимо нас проезжает мальчик.
Я: Веселый какой мальчик на самокате.
Вика (смешная, неглупая девочка, любит мои лекции и разговоры про котов): Т.Б., а у вас есть самокат? Вам пойдет!
Я: Нет, самоката нет, есть велосипед.
Серёжа (бледное лицо, длинный черный плащ, тяжелые серебряные перстни, на лекциях читает толстые книжки, дает подробные комментарии по теме западноевропейского средневековья; невозмутим): Одноколесный.
Соня (могла бы учиться на актрису и играть кого-нибудь из бунинских героинь): Будете на нем по коридору в университете ездить?
Я: Ага, как в цирке. И жонглировать.
Серёжа (по-прежнему невозмутимо и почти не отрываясь от книги): Историческими фактами.
   
* * *
ВИА Татьяна - мои личные шампанского бутылка и «Женитьба Фигаро».
За всей этой каждодневной болтовней на работе про конференции, лекции, дипломы и ВАКовские статьи я соскучилась по настольным играм с серёжиными друзьями. По играм под овощной сок и суетливый топот таксы Леи. Кажется, именно про неё, любящую джаз, была аудиокнижка, которая скрашивала мне однажды перелёт Москва – Нью-Йорк.
На прошлой неделе смотрели «Любку» в Камерном драматическом театре. На 52 места - 16 зрителей. Теперь хочу к ним на «Пиковую даму». Дивный маленький театр.
В подземном переходе девочка исполняла под свой же очень крепкий гитарный аккомпанемент «Animal ДжаZ». Иногда их «Три полоски на кедах» дома слушает Серёжа. И я потому почти полюбила эту песню, что она серёжина. И девочка та славно её пела.
Вчера ездила в Кимовск читать лекцию учителям. Автобус был холодный, а по закрытым векам бегало солнце и тени от деревьев за окном. Почти такие сны показывали Бананану.  
* * *
Когда посреди ночи Даша вдруг читает стихи, которые напрочь забыты, и от них осталось только эхо, как в подземном ходе Гатчинского дворца, и их не найти, хотя только их теперь и надо. 
* * *
* * *
филфак СПбГУ
Сегодня было не лучшее моё выступление, но да ладно. Есть куда расти.
* * *
приехали в Питер на конференцию)
* * *
Уезжаю завтра на конференцию в Петербург. Но неожданно для самой себя мечтаю вернуться в Калифорнию, в ту точку на берегу океана в Лос-Анджелесе, где гуляют волны и люди существуют так, как будто никакого Пушкина никогда и не было. Там всё иначе, всё наоборот. Это, видимо, и влечёт.  
Current Music:
Bobby Womack - California Dreaming
* * *
Маме сегодня 65. С отцом они познакомились на уроке хореографии в педагогическом училище. Пятнадцатилетняя мама была студенткой, отцу исполнилось семнадцать, и он тоже был студентом этого училища, одновременно в нем работая аккомпаниатором в хореографическом классе. С того самого урока маму выгнали за слишком короткую юбку. Так они и познакомились.
Отец стал музыкантом, а мама никакого отношения к танцам мама с тех пор не имела, пока не вышла на пенсию и не начала посещать танцевальные занятия для взрослых женщин. Иногда ей по-прежнему аккомпанирует мой отец)
Родители знают секрет праздничного восприятия будней. Не делятся, говорят, что, как в той песне, никакого секрета тут нет, но, по-моему, они лукавят.  Я в этом почти убеждена.

* * *
В.Ф. Ходасевич. Берлинское

Что ж? От озноба и простуды
Горячий грог или коньяк.
Здесь музыка, и звон посуды,
И лиловатый полумрак.

А там, за толстым и огромным
Отполированным стеклом,
Как бы в аквариуме темном,
В аквариуме голубом —

Многоочитые трамваи
Плывут между подводных лип,
Как электрические стаи
Светящихся ленивых рыб.

И там, скользя в ночную гнилость,
На толще чуждого стекла
В вагонных окнах отразилась
Поверхность моего стола,—

И, проникая в жизнь чужую,
Вдруг с отвращеньем узнаю
Отрубленную, неживую,
Ночную голову мою.
1922
* * *
* * *

Previous